main...

Зрители и молчание Брессона

В 1983 году Робер Брессон снял свой последний фильм по мотивам повести Л. Толстого. В Каннах он присутствовал вместе с Андреев Тарковским, который представлял свой предпоследний фильм Ностальгия, а приз за режиссура обоим вручал Орсон Уэллс. В это же время молодые голландские режиссеры снимали документальный фильм о Брессоне и вырвали у него небольшое интервью, где Брессон вновь рассказал о конфликте между желаниями зрителя видеть героев целиком в кадре и, желательно, в исполнении известных актеров и развитием нового кинематографа.


Брессон состоялся как режиссер благодаря тому, что начинал в сороковые годы. Не то, что ТВ  и пульта ДУ не было, цвет на экране кинотеатра был редкостью. Темпоритм жизни еще позволял ему снимать так, как он хотел, а вот Феллини, например, было уже сложнее, хотя разница в несколько лет (10), но Феллини уже испытывал давление ТВ и ускорения жизни. Брессон умер вместе с теми зрителями, которые привыкли ходить в кинотеатры так часто, как потом другие, включать вечером после ужина свои тв-приемники.

 

Тарковский говорил о фильме Procès de Jeanne d’Arc, что он был независим от зрителей. На своей последней пресс-конференции в Каннах в 1983 году, отвечая на вопрос, почему зрители уходят или не ходят на его фильмы, Брессон сказал или спросил, а о каких зрителях идет речь. Сравните этот подход с тем, что проповедует любой гуру от кино и Митта, и Чабак, и Труби, и Макки, всех не вспомнить сейчас. Начиная писать сценарий, мы должны думать о целевой аудитории, должны держать зрителя на крючке с помощью всего арсенала драматургии, создавая поворотные моменты, напряжения, переходя из одного акта в другой и все ради того, чтобы зрителю было комфортно. Я думаю, что Робер Брессон обладал большим мужеством, чтобы с одной стороны противостоять коммерциализации кино, с другой, чтобы кино не превратилось в лицемерную дидактику, на вооружение теологов и практикующих пасторов и сенсеев.

 

Робер Брессонв фильме De weg naar Bresson, 1983

 

В документальном биографическом фильме De weg naar Bresson голландцев Jurri ën Rood и Leo De Boer не сразу дает согласие на интервью, наконец, голландцам удается уговорить француза, пообещав задать ему единственный вопрос. Брессон ведет себя во время этого интервью, этой встречи так, словно, ему незачем отвечать на вопросы этих начинающих режиссеров. И это вязано не с тем, что он мастер, а они еще не подмастерья, не от снобизма и самолюбия Брессона, а, видимо, от того, что он уже стоял накануне окончания своего жизненного пути. Они разговаривали на одном языке, но темы у них были разные и, хотя голландцы и пытались понять великого режиссера, однако, на это иногда требуются годы, а не сорокаминутный биографический фильм.

 

И хотя после этого Робер Брессон прожил еще более 15 лет, фильм L’Argent, за который он получил приз за режиссуру в Каннах-83, вместе с Тарковским за Ностальгию, оказался его последним фильмом. Говорить словами он не хотел, все было и осталось в его фильмах.

 

Cincinat Vatanzade