main...

Twin Peaks – история любви

Поскольку мы сами себе редактора и шеф и билд и пр. начальники, то нам ничего не стоит опубликовать материал, скажем о третьем сезоне Twin Peaks после того, как прошел ажиотаж и все маломальские линчефилы качают с трекеров уже новые сериалы. Поэтому с опозданием в несколько месяцев от мировых кинотрендов и прочих сериальных тенденций, публикуем материал Cincinat Vatanzade о финальной истории, произошедшей три десятка лет назад в вымышленном городке северо-запада США и получившей продолжение, как и обещалось, через четверть века.


Итак, посмотреть третий сезон Twin Peaks, сужено мне было гораздо позже всех остальных фанатов Дэвида Линча и просто любителей мистического жанра. Во-первых, я не большой любитель сериалов, во-вторых, я не большой любитель кинематографа господина Линча, я люблю его, обожаю, но точечно, выборочно, а не скопом. The Elephant Man, Blue Velvet, Wild at Heart, The Straight Story - это по мне, остальное мимо личного бокс-офиса.

 

Третий сезон я стал смотреть после того, как улеглись всевозможные страсти вокруг прецедента. В данном материале использую сугубо личные впечатления и ощущения от сериала, и не использую иные версии, разработки и анализы Twin Peaks. Для удобства разбиваю материал на темы, которые мне удалось выделить при просмотре, материал не эпический, поэтому главки совсем маленькие и удобоваримые для чтения. Итак…

 

1. Расширение пространства

 

В первые два сезона сериала конца 80-х годов, все события происходили в маленьком Twin Peaks, куда сходились, слетались, съезжались все герои и антигерои сериала. И это была тенденция социальной жизни США в конце 80-х ХХ века, периода расцвета консервативных сил и веяний и подхода новой эпохи. В новом сезоне все происходит с точностью до наоборот. От серии к серии, география сериала растет, захватывая новые города и штаты и новых героев. Таким образом, если первые сезоны ограничивались территорией вымышленного городка в штате Вашингтон, т.е., зрителям и действующим лицам предлагались четкие границы округа, одного штата, куда все помещались и герои и антигерои, и добро и зло, и реальность и черный вигвам. То в третьем сезоне пространство сюжета разрастается до масштабов всей страны.

 

2. Расширение территории зла

 

Вместе с территорией и пространствами сериала разрастается и территория зла. Само зло становится интенсивным. Убийство роскошной школьницы полунимфетки, полушлюхи, так похожей на набоковскую Лолиту и, соответственно, на боттичеллиевскую Весну сработало неким аккумулирующим эффектом, собирающим все в одной точке, в точке вакуума и минимума пространства, из которого лишь изредка возможен был выход на территорию зла, которое располагалось тогда в красной комнате. Теперь же, в третьем сезоне, через 25 лет, Линч разрывает вакуум вокруг зла, волшебный круг лесов Twin Peaks, и аккумулирующий эффект сказался и накопленное зло распространяется по штатам, городам и сериям сериала.

 

3. Любовь к вишневому пирогу спасет мир

 

Не побоюсь и скажу, что главная сцена третьего сезона располагается в 11 серии, ближе к ее финалу. После того, как агент Купер и два брата-мафиози находят нечто общее и приемлемое для дружбы, они оказываются в ресторане, где братья Митчем угощают агента Купера, который еще не знает, как и братья, что он агент. Пока все думают, что это «мачоватый» и чудаковатый сотрудник страхового компании Даглас «Даги» Джонсон. Так вот братья Митчам угощают его вишневым пирогом, а в это время в ресторане тапер играет до боли узнаваемую мелодию, в которой много сентиментальности и простоты, и глупости, и любви. Любовь здесь присутствует в каждом кадре, в музыке, в героях, в позах, в которых застыли три прекрасные помощницы братьев Митчам, в благодарном поцелуе старушки-миллионерше, ведь поступок «Даги» Купера позволил объединить мать с сыном, слащавые и счастливые лица мафиози, привыкших убивать, а не поедать мило пироги и многое другое. Другими словами, перед нами сентиментальная сцена примирения и любви, как предтеча счастливого хеппи-энда, которого Линчу и Фросту удастся избежать.

 

Вспомните слова одного из братьев Митчем: «У каждого ребенка должен быть свой тренажер.» Ведь это переиначенная постмодерновая заповедь заповеди новозаветной: «Возлюби ближнего своего», которую можно продолжить или закончить вот так: «…и он вернет сторицей, когда наступит время собирать камни». Драматургия сцены подчинена музыкальному квадрату.

 

Twin Peaks: The Return. Кадр из 11 серии  – главная сцена сериала

 

Не знаю как вам, а я готов «слушать» эту сцену сотни раз. Если не сильно преувеличивать, то я посмотрел ее раз восемнадцать.

 

4. Характеры-вспышки

 

Персонажи живут фрагментами-вспышками, не связанными с предыдущим состоянием характера и опыта. Например, такой персонаж, как Кэнди, девушка-долли братьев Митчемов. Таким образом, авторы пытаются уравнять остальных героев с состоянием агента Купера, который в каждой серии должен вспомнить, кто он на самом деле и, что ему предстоит сделать ради спасения светлого мира. Фрост и Линч вводят в канву новые характеры, чаще это герои отрицательные: мафиози, нечестные маклеры, бизнесмены и просто непутевые, например, как еще один двойник Купера «Даги» Джонса, любящий просадить бабки в казино и трахнуть любую юбку, которая ему по карману.

 

5. Крупный план как герменевтический прием

 

Если и встречается, то на протяжении сериала не замечается, во всяком случае, Линч не используют кр. п., как элемент построения серии, как формообразующий элемент. И лишь в 17 серии мы видим сцену, решенную крупными планами. И это сцена флешбэк или двойной флешбэк, поскольку это была сцена, снята 25 лет назад, а точнее сказать, что события в сцене, произошли четверть века назад, но мы их видим только сейчас, в третьем сезоне. Мы возвращаем себе облик молодых героев, мы «крупно» видим молодую Лору Палмер, накануне, ее гибели.

 

Фраза Лоры «открой глаза» - это приглашение в крупный план, который позволяет увидеть реальность не изнутри, а с обратной точки. Таким образом, крупный план, у Линча превращается не в формальный прием монтажа и чередование крупностей, а в герменевтический прием.

 

6. Локализация ада или зеркальный прием

 

Odessa, штат Техас – это обратная сторона действительности. Если провести условную разделительную линию посередине тела-государства США, то окажется, что Twin Peaks – это верх, день, сознание и пр. А Odessa из техасского округа Ector, где застает проснувшийся агент Купер повзрослевшую и раздавшуюся в бедрах Лору Палмер, окажется низом, адом, ночью, зазеркальем, подсознанием и пр., в котором пребывает Лора. Купер забирает ее и везет к свету. Параллельно мы видим труп мужчины или похожий на мужчину в дешевой комнате Лоры, но ни нас, ни Купера он сильно не беспокоит. Во-первых, мы внизу, во тьме, а во-вторых, это может быть, инициативным обрядом убийства отца, который зараженный Бобом, имел причастность к смерти дочери, наверху, в Twin Peaks. Аберрация смысла и мифа: жертвенным агнцем становится не сын (дочь), а отец. Не агнцем, а козлом отпущения греха. По Фрейду Лора преодолевает влечение к отцу через его убийство, тем самым освобождая мать от груза комплекса и греха.

 

Short summary

 

Итак, мы наблюдаем расширение территориальное действия сериала, а вместе с географическим расширением и расползание, распространение и интенсификацию зла, которое очень компактно располагается в доппельгангере агента Купера и излучается им на окружающую реальность. Авторы противопоставляют этому концентрированному злу, как единственную форму спасения только любовь. Во второй части третьего сезона в 11 эпизоде, с помощью вишневого пирога и бессознательного добра, творимого «Даги» Купером, Линч и Фрост делают заявку на победу сил Белого Вигвама.

 

Однако победа в третьем сезоне оказывается не полной, после того, как пришедший в себя агент Купер оказывается в Odessa, округ Ector, где встречает живую Лору Палмер, живую, но со странностями. И их возвращение в Twin Peaks откладывается по причине сбоя времени. И еще один важный момент, оказывается, что «Даги» Джонсу легче помочь старухе вновь стать нормальной, вернуть деньги местным мафиози и совершить прочие подвиги Геракла в зазеркалье, чем став агентом Купером вернуть Лору Палмер в ее дом, в ее время.

 

Cincinat Vatanzade

Cincinat