main...

Сердечный Франк

Когда-то я писал, что каждый человек становится ангелом, достигнув возраста 80-ти лет, с некоторыми оговорками я по-прежнему считаю именно так.
Когда он вошел, тихо семеня по покатому полу кинозала, никто особо и не отреагировал, потом он долго поправлял свои широкие джинсы, положил свою "Лейку" на стол, надел петличку и не сев в кресло, простояя первые часы мастер-класса до перерыва.

 

(Чтобы сегодня сделать грамотно картину, не нужно пять лет учиться. Пять лет, а потом всю оставшуюся жизнь, нужно учиться не снимать кино, а совершенствовать свой внутренний мир. Клеить кадры – не большое искусство. Самое главное – это осмыслить увиденное…)*

 

Ему 86 год, он ангел, гений, великий человек, уставший, больной, со следами душевных утрат во взгляде. Он начал с вопроса, какие фильмы мы успели посмотреть, потом рассказывал, как он пришел в кино, какую роль сыграла фотография, его отец-фотограф, старая "Лейка", как снимался "Высший суд",  "Старше на 10 минут" и как ответственный начальник от кино не мог понять и принять фильм, где нет ни одной реплики, диалога.

 

 

 

 

Старше на 10 минут, 1978

 

(Смысл фильма, как я предполагал в своей Карте-сценарии, и состоял в том, чтобы понять, что случилось с трепетной душой, куда девается детство? Детство отдельного человека и, может быть, еще шире – детство человечества… У одних людей детство продолжается и в мужестве -  они становятся поэтами, художниками, романтизм не покидает их в старости. У других детство обрывается уже в отрочестве, и такие люди часто способны на жестокие поступки. Вот такой замах был в замысле.)*

 

Говорил о том, что кино это синтез видимого и воображаемого, а то, что можно описать, не нужно снимать и искренне снимать получается только то, что сам болезненно пережил. Рассказал о тех преимуществах, которые дает цифровая фиксация, причем рассказывал безо всяких псевдо сожалений по поводу ухода пленки, особой эстетики пленочного изображения, ведь для документального кино важны иные доминанты в изображении и повествовании, и это притом, что он сам всю жизнь с начала 60-х снимал только на пленку.

 

 

 

 

(Для меня вся радость в том и состоит, чтобы именно во время съемки что-то открывать, исследовать, размышлять, чувствовать, а не фиксировать лишь что-то заранее оговоренное. )*

 

Потом он рассказал о фильме "Вечная репетиция", который снимал на протяжении 10 лет и о новом замысле, в основе которого лежит странная, необъяснимая любовь... а потом, потом он устал, и ушел тихо, так же как и появился.

* - фрагменты из книги Герца Франка «Оглянись у порога», М.: Эйзенштейн-центр, 2009

Ян Синебас