main...

Порок на вечность

Inherent Vice, Пол Томас Андерсен

Однажды в нашем сознании, мозгу возникают давние картины, виденные давным-давно, но прятавшиеся в закоулках памяти. Вдруг, исчерпав свои возможности невидимки, эти картины встают огромным вопросом или пиком, загораживая дорогу. Так просмотренный Cincinat Vatanzade пару лет назад фильм Пола Томаса Андерсена «Inherent Vice» (даже не фильм, а одна сцена) встал непреодолимой преградой в интеллектуальных дебрях, которые, чтобы двигаться дальше, необходимо расчистить.


В однокадровой сцене, длящейся всего 6 с половиной минут проходит вся жизнь или та часть, которая объединяет мужчину и женщину. С момента их знакомства и ревности к другим партнерам, через одиночество к любви, к тому мигу, когда происходит слияние. Но длиться оно не бесконечно. Отягченная индивидуальными желаниями и требованиями самой жизни, с ее пороками, ошибками, тщедушными попытками занять свое место, любовь стирается, притупляется, подменяется.

В этой сцене, в соединении героев происходит прощание с любовью, через душевную боль во время секса и словесные оскорбления, единая душа, раскалывается и возвращается в исходную позицию. В двух самостоятельных, максимально индивидуализированных партнеров, у которых что-то было общее, но оно в прошлом. И эта пустота из прошлого будет их мучить до конца, до последнего вздоха в скромном пансионате для престарелых на берегу зеленистой реки.

А еще есть момент в середине сцены, есть попытка вернуться/вернуть/отмотать все назад в начало, к месту, где ракордовый кусок соединяется с полезным материалом. Там на ракордовой части, состоящей из подрывов, геометрических фигур, цифр, царапин, зерна и прочих помех на слое серебра, есть некая тайна, знание которой позволит быть вместе и после смерти. Но слишком сложна система кодов, замков и защиты. И все заканчивается материалистическим, физиологическим порывом и пониманием невозможности любви. Потому что секс – это «не значит, что мы снова вместе». Что мы можем быть вместе. Ведь сейчас и сексом можно заниматься не вместе, находясь на разных континентах.

Детективная история или несколько историй, старые телешоу, банды и группировки, параллельные сюжеты и ответвления, десяток героев и тем, все это вместе взятое уместилось в одну сцену, одним кадром. В последнем соитии перед вечным расставанием. И все остальное становиться неважным, поскольку мужчина и женщина отныне остаются наедине с самим собой, со своей жизнью и будущей бесконечностью, которая укором будет смотреть на них из личного зеркала.

Цинцинат Ватанзаде

 

Inherent Vice, 2014 (Paul Thomas Anderson)