main...

Нитраты серебра

Дорогой читатель... Так, примерно, начинается колонка редакции или главреда, когда он обращается к своим подписчикам... Так вот, дорогой читатель, все, что ты прочтешь ниже, после разделительной линии, ты должен воспринимать исключительно, как личную рефлексию, личные чувства, эмоции и отклик на то, что сегодня происходит в кинематографе. Я нисколько не пытаюсь подвести жирную черту под определенным периодом развития киноискусства и кинобизнеса вместе взятых. Я отдаю себе полный отчет, что кино идет дальше, развивается, подстраивается под современные вкусы времени и зрителей, и конца этому развитию не будет.  Вся печаль, трагедия, критическая констатация тех или иных фактов, событий, тенденций развития кино - это, всего лишь, личная трагедия, боль, и прочее, и прочее... вашего покорного слуги, Cincinat Vatanzade.


В начале мира мир получил уродливого черно-белого, пугающего своим паровозным дымом, холодом кафешантанов, брызгами из крана поливальщика, невнятного, низкорослого (не в росте дело) уродца. Но со временем этот низкий уродец научился говорить и петь, при этом утратив свою божественную способность черно-белого всеобъемлющего молчания.

 

Появились цвет, система звезд, которые сменяли друг друга, как на конвейере. В золотую свою эпоху, кино купалось в шампанском, под звуки джаза, курило и нюхало кокаин и травку, для него строились роскошные палацы на тысячи мест одиноких сердец, а старлетки готовы были выполнить любое пожелание продюсера, даже не подозревая о таком явлении, как харассмент.

 

В конце тучных годов пришел тв-монстр с ДУ. Пульт пластиковый уничтожал огромные храмы кино, разорял студии, доводил до самоубийства многих. Но все же в кино, в кадре еще появлялись курящие люди, телефонные будки, женщины обнаженные, появление которых в кадре имело лишь конкретный смысл, борьба с хроносом и танатосом посредством эроса, были мертвые животные и плачущие дети, специально уколотые булавкой, ради пролитой слезы, которая окупит затраты на производство! О, жестокий мир аттракционов!! О, сладкий мир кино!!! В конце концов, появлялись в кино парки развлечений, тиры с винтовками, прокуренные кафе, где собиралась отъявленная молодежь, а также, были игровые автоматы, которые приводили свои электрическо-механические голоса и тела в движение, после того, как проглотят пару-другую потертых медяков.

 

Теперь ничего этого нет. Палацы перестроены в более функциональные пространства, набитые электронной пустотой, людьми и запахом будущего. Нет больше старлеток, нет курящих в кадре, плачущие дети заменены восьмерочными диалогами, а мертвые животные – титрами. Нет дисковых телефонов, разрывающих пустоту брошенной комнаты, нет акробатов, клоунов и всего цирка, он уехал. Семечки и спагетти заменены на поп-корн и колу.

 

Shame!!!

 

Исчезли и с улиц и из кино телефонные будки, где можно было снять целиком полуторачасовой фильм, откуда можно было позвонить и сказать важные слова или единственную реплику за фильм, или спрятаться с любимой от ночного дождя; пропали и игровые автоматы, им больше нет места среди наступившего VR-будущего, густо присыпанного силиконовой пылью.

 

Кино вновь стало элитарным видом, я говорю не о языке, не о форме, а о простом факте. О посещение зрителями киносеансов. Теперь в кинозале, за редким исключением, собирается очень мало зрителей, даже коммерческое кино через пару недель проката, со всеми упрощенными и накатанными на семинарах и мастер-классах по драматургии схемами, не в состоянии привлечь, а тем более удержать зрителя.

 

Начинается новейшая история кино. Век второй. Закономерно.

 

Cincinat Vatanzade

 

Radio On (Christopher Petit), 1979