main...

Небесное тело на пороге

В поле религиозно-культурологического зрения попал старый фильм нового автора Синебаса. Вот вам легкий (в смысле короткий) анализ первой кинокартины итальянки Alice Rohrwacher от Cincinat Vatanzade.


В фильме Аличе Рорвахер есть сцена, где деревянное распятие, взятое священником из брошенной церкви для обряда конфирмации в другую церковь, по дороге падает в горную реку, но не тонет. В воде горного потока омываются «деревянные» стигматы и смывается пыль деревенского брошенного прихода.

Каждый день в жизни главной героини – это обряд конфирмации. Каждый вздох, каждое слово, каждый кусок пищи – это попытки  утвердиться в вере против реальности обмана, который вокруг тебя. В каждой материи окружающего мира, в каждом слове и мимике любого дальнего и близкого человека.

Верю – как протест против веры священников и отцов! Верю – как вера в человека, в котором пребывает Бог!

Что остается девочке на пороге зрелости, когда солнце еще даже не в зените, но уже понятно, каким оно будет на закате. Не становится же ей старшей сестрой или матерью, добывающих свой хлеб через пот и не правду, а времена Орлеанской Девы прошли. Только и остается верить своей не проверенной, не испытанной, духовной чувственности и надеяться, что она не подведет и, веруя, спасать слепых котят от расправы.

 

 

Мир, убивающий Иисуса внутри ребенка, а потом навязывает Его извне – вот такой обряд конфирмации, который готовит людей в жертву кесарю. Эли, эли, лама сабахтани!..

Репрессивные функции цивилизации убивают в человеке то Подобие, которое дано ему свыше. Вместо Этого человеку дается слишком Человеческое, ведущее к комфорту, удовольствию и прочим радостям эрзац-жизни. Теперь другие мольбы и возгласы: «Разве я мало тружусь, разве я не заработал на кусок перебродившего хлеба?»

Священник без прихожан, сосуд без вина, ученики без учителей, но с толпою последователей и с фолиантами переизданных трудов. Если даже Спаситель на распятии отказывается ехать на обряд конфирмации, то зачем там быть юной особе, у которой пока внутренний нравственный компас гораздо точнее и правдивее, нежели все проповеди и наставления взрослых.

Цинцинат Ватанзаде