main...

Кин-дза-дза - футуро-утопия 1986, как предсказание 90-х

Cincinat Vatanzade написал небольшую заметку по поводу любимого фильма своего детства и юности. Автор утверждает, что Георгия Данелия сам того не ведая снял пророческий фильм, фильм предсказание, в котором даже предметно-фонетический мир совпадает с миром, которых рухнул нам на головы через пять лет, после выхода «Кин-дза-дза» на экраны.


«Кин-дза-дза» - социальная утопия или футуро-утопия, фильм Георгия Данелия датирован 1986 годом. Следовательно, сценарий писался и производственный период начинался еще до перестройки Михаила Горбачева. События, которые происходят с главными героями на странной планете Плюк– это наши с вами земные события, которые начались со свертыванием перестройки и развалом советской империи – это чистые девяностые годы двадцатого столетия. Малиновые штаны – это малиновые пиджаки, каце (КЦ) – это денежные знаки, новых квазинезависимых государств, бассейны с Пэже (ПЖ)– это рублевые храмы на одноименном шоссе, пепелацы – это средства передвижения внутри городов и между странами, такие челны, увозящие счастливчиков в Израиль, Германию, США. Потому что местные вожди-эцилоппы никогда не расстаются с властью добровольно, вместе с собственной старостью и импотенцией вводят все общество в состояние энтропии. Можно привести много аналогий и параллелей из предметного мира фильма Данелии. Интересно другое, в фильме за кадром остается Кирилл, сын главного героя – прораба Вовки. Вначале мы узнаем, что он двоечник в школе и в конце фильма, что-то похожее проскальзывает в каком-то диалоге героя и его жены. И все. А между тем этот безымянный, но с именем сын, этот двоечник и есть тот самый генерационный слой или страт, который будет жить в «ублюдочно-славные» девяностые. Он или его друзья, или его враги будут носить малиновые пиджаки, и хрустеть в карманах пачками каце. Они будут в услужение у центральных и республиканских Пэже, сначала, как бригадиры-рекетеры, а потом, как юристы, маркетологи, логисты и пр. специалисты у легализовавшихся Пэже, ставшими нашим истеблишментом, представляющим нас на всякого рода олимпиадах, чемпионатах и кинофестивалях. И в это будущее попадает строитель Владимир. Ему, словно за неизвестные грехи такое наказание, иначе не назовешь или такая привилегия увидеть мир, мир своего взрослого ребенка. Отцу из восьмидесятых суждено увидеть мир девяностых, в котором выросших дети торгуют, фарцуют, конвертиртируют, грабят, убивают, уезжают, любят и умирают в стране, которой пока нет на карте, лишь в картине Георгия Данелия.

 

Кин-дза-дза (Георгий Данелия) 1986

Любая правда там расцениваться будет, как ложь и лишь личная выгода всегда и вечно будет правдой гореть на лбу у каждого пацака. Если безымянные сыновья восьмидесятых что-то и делают, то это или ради малиновых штанов, или бассейна Пэже, или тачки-гравицапы и пр. И на вопрос из будущего, почему двое землян, прораб Вовка и скрипач Гедеван не переместились с чуждой им планеты, когда был шанс спастись, у теряющего сознания прораба, отца из восьмидесятых, не нашлось слов, чтобы ответить. Если такой вопрос задан, значит, любой ответ бесполезен. Теперь во времена осуществленной утопии, утопии, которая стала былью, скрипачи не нужны… Чатланам «скрипач не нужен», его раздавил каток. А я должен был написать об этом еще тридцать лет назад, но я был слишком молод и надеялся, что что-то измениться.

Кю!

Цинцинат Ватанзаде