main...

Грузинское молчание

Наш постоянный автор Cincinat Vatanzade погрузился в грузинскую реку молчания, которая одновременно стоит на месте и течет со временем, где отсутствие слов заменяется движением, жестом. Жестом ладони, стирающей с замерзшего окна царапины вчерашнего дня.


Где найти в западном географическом полушарии столько свободного времени, где найти в западном полушарии мозга столько радости, чтобы смотреть на то, как грязная девочка долго ковыряет пальцем в какой-то дырке или пятне на деревянной двери, смастеренной еще ее дедом?

А через пару кадров она, девочка, этим же пальцем снимает черную каплю-пастилу со своего нестиранного свитера, отправляет эту каплю в рот, а у зрителя от сладости внутри закрываются глаза.

Рыба, пойманная руками, одежда стиранная руками, в этом фильме все сделано руками, а слова оставлены книжным людям. И даже стариков по утрам водят в туалет, держа их старые руки в своих ладонях.

Christmas, 2015. Режиссеры Александра Кулак, Руслан Федотов

Ракурсы частые здесь оправданы. Здесь люди – творцы своего бытия в гармонии со временем. Они не бегут от него, не борются с ним, они живут в согласии, выполняя все свои обеты: в поте лица добывая хлеб, в муках рожая детей. Союз людей и времени. Люди не спешат за ним,  время не подгоняет людей.

В кадре постоянно дети. Их много. Они пребывают в своей жизни, в жизни родителей, они учатся не через книгу и инструкции, а через действия, через мимикрию действия. Действительность обступает их с рождения, они учатся обладать действительностью через действие, через труд. Будущее всегда рядом с людьми, будущее в лице грязных, спокойных, достойных взрослых и немного славных детей.

Christmas, 2015. Режиссеры Александра Кулак, Руслан Федотов

Расчесывание волос – это передача через действие накопленного опыта, передача через волосы тяжелой судьбы от матери к дочери. И опять молчание тяжкое молчание дочери и трудное молчание матери.  Действие и молчание, глагол и немота, умолкнувшие рыбы, коровы, река, вьющаяся по ладони жизни и параллельно совершающие свои движения люди, лодки, деревья.

Сцена с мятущейся коровой похожа на начальную сцену из «После мрака свет» Карлоса Рейгадаса. У него через бегающих овец и собак, через растянутое и ослабленное время, входит в мир зло, а тут просто ритуал (если он бывает простым) магический, бытовой или просто медицинский.

Фильм о будущем, в котором все возвращается к своим истокам, если, конечно, верить, что смерть и исход – это только начало пути. О том, как тремя рыбами накормить отцу свою большую семью.

Christmas, 2015. Режиссеры Александра Кулак, Руслан Федотов

Композиция фильма… глупое слово! Нет в этом фильме композиции, мы входим, вплываем в него на лодке, спокойно и размерено и не наблюдаем никакого развития, завязки, кульминации, а только размеренное течение жизни такой, какой она есть. Разве что можно выделить важную сцену: дети пытаются уплыть на родительской лодке, но весла застревают в камышах. А потом мы видим, что лодка была привязана к берегу и дети просто играли в аргонавтов, которым нет смысла искать золотое руно у чужих берегов.

 

Christmas, 2015. Режиссеры Александра Кулак, Руслан Федотов (МШНК)

 

Цинцинат Ватанзаде