main...

Автопортрет на полу

От просмотра его картин мне пришла на ум следующая мысль: Противоречия между сугубо интимным ритуалом исповеди или покаянием через священника перед Богом и светской привычкой «селфи», которая «раскрывает» тебя перед миллионами или только перед сотней друзей, в зависимости от настроек твоего аккаунта.

Именно это чувствуется в серии «Автопортрет» - здесь строгое «вывернутое» вовнутрь воспитание католика встречается и борется с постпротестантским вызовом, с замещением классической статуи Мадонны с младенцем, святого и прочей культовой артефакции на более привычный и понятный ныне симулякр, имеющий отношение и к материальному миру и к миру высших субстанций.

kano_7.jpg

И если в ранней индустриальной культуре возникали споры, выливавшиеся в произведения искусства различных жанров, материалов и стилистик о том, насколько эффективен такой ритуал, общения и просьб к Богу через посредника, - посредника слабого, телоугодливого, с трудом несущего бремя земного пастора, - то теперь с той же силой и диссонансом, во времена отсутствия Истории, Пастора, Сталкера, Отца и даже Паствы, которая превратилась в сообщества и группы лайкающие «фоточки» и «постики», возникает желание понять и по возможности принять новый ритуал искупления текущих грехов. Видимо, такую епитимью накладывает на себя сам Хосе-Мария Кано, лондонский испанец, когда воспроизводит себя в разных ракурсах. Художник в поисках целостности народа, которая не случилась даже после падения диктатуры, в попытках идентифицировать себя в гомогенной европейской культуре, где все позволено, но не всем, а только таким хедлайнерам и монстрам от культуры, например, как Альмодовар, который может поднимать темы меньшинств на католических просторах Каталонии, Андалузии, Лузитании и прочих Пиреней. Кано уверенно пытает быть европейцем, не задевая социальных европейских и политических противоречий, он лишь, используя опыт Сенеки, стойко идет своей дорогой заблуждений и открытий, но родовые травмы Испании живут в нем, что позволяет идентифицировать его, как сторонника и участника нескончаемой тавромахии.

Вживую с прочей энкаустика Хосе-Мария Кано можно познакомиться тут.

Ян Синебас